Зимняя тема

Георгий Петрович Чистяков

Подписчики: 2
Георгий Петрович Чистяков > Статьи > Над строками Нового Завета. 1999.

Чтобы войти в Царство


Но у стиха о нищих духом есть и вторая часть — «ибо их есть Царство Небесное». Это выражение встречается ещё раз в Евангелии от Матфея, когда Иисус говорит: «Пустите детей и не препятствуйте им приходить ко Мне; ибо таковых есть Царство Небесное» (Мф 19:14).

Царство Небесное — таких, как дети, которые закрыты ко лжи, ко злу, к злопамятности; таких, которые простодушны, как дети, и даже, может быть, глупы, как дети. Значит, «нищий духом» — как ребёнок; вот ещё один оттенок этого выражения. Не случайно во 2-й главе Евангелия от Матфея ключевое слово — «дитя», «ребёнок», «младенец». И не случайно Христос входит в жизнь человечества как Младенец на руках Своей Матери. Не менее десяти раз повторено слово «младенец» в этой главе, оно здесь действительно ключевое. Господь являет Себя как Младенца и нас зовёт попытаться стать подобными младенцам.

В том же Евангелии от Матфея, где Господь говорит, что Он Сам кроток и смирен сердцем, содержится молитва: «Славлю Тебя, Отче, Господи неба и земли, что Ты утаил сие от мудрых и разумных и открыл младенцам» (Мф 11:25). «Младенцам» — это в Синодальном переводе, по-гречески же там употреблено существительное нэ'пиос, которое правильнее перевести не словом «младенец», а скорее «дурачок», «глупый», «простодушный, как младенец». И Господь открыт людям, простодушным той простотой, что сопоставима с простодушием маленького ребёнка.

О детях Христос говорит и в 18-й главе Евангелия от Матфея: «Если не обратитесь и не будете как дети, не войдёте в Царство Небесное» (Мф 18:3).

Чтобы войти в Царство Небесное — а для кого оно? для нищих духом! — надо обратиться (мы уже говорили о значении слова тшува: «обращение», «покаяние», «поворот») и сделаться — не быть, а именно стать — как младенец, как ребёнок, повернув с дороги от Бога на дорогу к Богу. Надо почувствовать, что сердце, которое бьётся в моей груди, похоже на сердце ребёнка, что в нём живёт простодушие ребёнка.

Среди псалмов есть один, который довольно плохо был понят переводчиками на греческий язык, авторами Септуагинты, и даже таким учёным и тонким переводчиком, каким был блаженный Иероним, переведший Библию, и в частности псалмы, на латинский язык. Поэтому 130-й псалом не сразу вошёл в церковную традицию: вплоть до появления новых переводов Ветхого Завета, сделанных с иврита, Церковь проходила мимо него. Но в этом псалме говорится как раз о том, о чём у нас сегодня и идёт речь. «Господи! не надмевалось сердце моё, и не возносились очи мои, и я не входил в великое и для меня недосягаемое. Не смирял ли я и не успокаивал ли души моей, как дитяти, отнятого от груди матери? душа моя была во мне, как дитя, отнятое от груди. Да уповает Израиль на Господа отныне и вовек».

Как дитя, недавно отнятое от материнской груди, и должно быть сердце человека, который верует в Бога. Так возникает в Нагорной проповеди тема духовной детскости. Что же это такое? Мне кажется, правы те, кто выделяют в духовной детскости три основные момента. Во-первых, маленькие дети всё воспринимают как чудо, мир для них всегда удивителен и прекрасен. Во-вторых, дети быстро прощают и не держат злобы, они доверчивы, и почти всегда люди кажутся им близкими, «своими». Пока мы с вами делим людей на «своих» и «чужих», мы не христиане, потому что для христианина чужих и посторонних людей нет. И наконец, третье: дети чувствуют свою зависимость от старших и понимают, что не могут жить самостоятельно. Они могут не послушаться, но их бунт против родителей продолжается очень недолго: если они убежали без спросу на речку, то к обеду всё равно вернутся. У христианина тоже бывают моменты бунта, но он кончается очень скоро. К этому можно добавить ещё одно: ребёнок в силу своей неиспорченности и чистоты видит суть человека: к одним дети охотно идут, других сторонятся или пугаются. А у нас, взрослых, наша ментальность заслоняет суть человека, и на самом деле мы хуже понимаем людей, чем дети. Таким образом, духовная детскость — это ещё одно, что помогает понять выражение «нищие духом».

Довольно часто в Псалтири наряду с выражением «смиренный духом» встречается словосочетание «сокрушённый сердцем» (см. Пс 33, 108, 146 и др.). «Близок Господь к сокрушённым сердцем, и смиренных духом спасёт» (Пс 33:19). Выражение «смиренный духом» употреблено также в 29-й главе книги Притчей Соломоновых и в 57-й главе книги пророка Исайи, а в 66-й главе этой же книги есть словосочетание «сокрушённый духом».

Итак, «нищий духом», «смиренный сердцем», «сокрушённый сердцем», «смиренный духом», «сокрушённый духом» — довольно распространённые библейские выражения, но можно встретить и такие: «мудрый сердцем», «слабый сердцем» и даже «коварный сердцем». В греческом языке существительное в таких случаях стоит в дательном падеже (в латинской грамматике он называется Ablativus limitationis), указывающем на то, что в словосочетании «мудрый (смиренный) сердцем» имеется в виду не просто «мудрый» («смиренный»), а «мудрый (смиренный) в глубине своего "я"». В чём же туг различие? Просто смиренный человек может быть смиренным лишь внешне, а «смиренный духом» — смиренен в глубине своего «я».

«Сокрушённый сердцем» — это сокрушённый, сломленный человек, как может быть сломлено дерево. А «сокрушённый духом» — это расставшийся со своей гордыней в глубине своего «я», не внешне (ведь гордыня внешне очень часто как раз выражается в нарочитой униженности, не случайно мы говорим: «Унижение паче гордости»), но в самых глубинах своего сердца. Таким образом, «нищий духом» — это тот, кто не просто надеется на Бога, как ребёнок, но в самой глубине своего «я» надеется на Бога, как ребёнок. Вот что значит это выражение в контексте Библии.


Помощь   Правила   О сайте   Платные услуги   Реклама   Поиск
...