Зимняя тема
16:27:48 07/12/2016

Статьи На любой вкус

Подписчики: 6
Статьи На любой вкус > Статьи > Интересное

Фантазия на тему дипломатических отношений.


Пофантазируем на тему общения президентов известных нам стран. Что мы могли бы услышать, если бы они отошли от языка дипломатии и высказались от души.
Дипломатия – тонкая вещь. Настоящий дипломат наверняка владеет искусством хитроумно говорить. Вот возьмёт он и похвалит вражеского дипломата. С виду покажется, что похвалил, а на самом деле – тонко оскорбил. Наука!
К дьяволу дипломатию. Мы разучились называть вещи своими именами. Мы говорим «киллер» вместо «убийца», «суицид» вместо «самоубийство» и т.д. Чувствуете, какая сила в понятных русских словах?! А то при слове «киллер» сразу встаёт образ зализанного гарсона в белом передничке: я ваш киллер, господа, что будете заказывать? Так вот: киллер – это убийца!
Вот и на международной арене дипломаты всё ходят вокруг да около, подыскивают политкорректные с замыленным смыслом слова. Лидеры ведущих и не ведущих стран без конца собираются на саммитах. Собираются и чешут зады об лавки, а толку никакого. А вот если бы один раз они сказали друг другу простыми словами то, что думают, всё встало бы на свои места.
К примеру, встаёт Обама и говорит: «Путин, ты со своей Россией сидишь у нас в печёнках. Мы почти раздавили вас при Бориске, да что-то разладилось – не додавили. Ох, если бы вы знали, как мы вас ненавидим. А вы (обводит рукой половину зала заседаний), холуи, не забывайте, кто вам в корыто наливает. Будете роптать, сменим ваши демократические режимы на ещё более демократические».
Встаёт Ангела Меркель и исповедается: «По правде сказать, я очень устала от этих заседаний, переездов ... Понятно, что надо отрабатывать доверие избирателей, которое нагрузили на мою голову партийные спонсоры. Но мне вся эта ерунда надоела. Германия работает с утра до ночи, не видит света белого, а тут турки, арабы, загорелые беженцы, интенсивно бездельничающие греки пекут на солнце сытые животы и всё им мало. Я хочу в кресло-качалку, вязать и смотреть вохеншау, болеть за Швайнштайгера и плакать над несчастной телелюбовью. Хочу быть бабушкой».
Встаёт Дэвид Кэмерон и говорит: «Самая хитро … умная … … ну, вы поняли, страна – это мы. Двести лет назад мы поработили пол мира, наладили всю эту галиматью с биржами, банками, мировой финансовой системой, кредитами, и пр. Мы насочиняли под самих себя законы и попросили называть этот ласковый экономический фашизм международным правом. Имейте ввиду – Британия и США – это две большие разницы, но, если что, мы будем бегать для них за мячиком, когда тот улетит. Даже если вы нас не любите, это ничего не меняет. Человечество работает на нас».
За британцем встаёт Франсуа Олланд, аристократично хрюкает в платок и говорит: «Франция считает, Франция требует, Франция выступает ... Мы усилим и углубим, поднимем и не позволим! Хотя, конечно, мы уже не те, что при Бонапарте. Нас мало кто слушает, поэтому мы стараемся почаще подчёркивать своё присутствие. Арабы душат, муслимы теснят. Тачку на улице оставишь – всю гвоздями почирикают. Спасибо, если не взломают. Мне приятно, что я выше Саркози на два каблука, но жаль, что толще его на целый школьный рюкзак».
Потом встаёт китайский товарищ. Помните, как его зовут? Нет, Мао Цзедун давно умер. Как нынешнего зовут? Ну, не важно. Встаёт он и говорит: «Пусть горный ветер остудит горячие слова». Зал замирает. Плачет напуганный ребёнок. У переводчиков перегорают микрофоны. Поэтично, конечно, получилось, но чтобы не спятить, участники саммита срочно тянутся к пищеблоку.
После перекуса все возвращаются на места. Настаёт очередь Путина. Он встаёт и говорит: «Барак Обамович, можно вас в кулуар на минуточку?» Настоящие дипломаты знают, что главные разговоры водятся именно в кулуарах. Поэтому никто этому не удивляется.
Выходят они в кулуар, Путин вежливо так берёт сорок четвёртого президента за пуговочку и говорит: "Вы, уважаемый, всё не то, не то делаете. Это на вас никаких мирных инициатив не напасёшься. Будете мутить в международных отношениях, я вам эту пуговочку оторву». Обама даёт знать, что понял. Путин поправляет пуговочку и опять-таки вежливо предлагает пройти в зал заседаний. И с этого момента Барак решает, что саммиты - это не его. Он звонит знакомому программисту и просит, чтобы тот установил ему Скайп.
А если правда представить невероятное - Путин на саммите взял Обаму за воротник и показал ему болевой и удушающий. Что они бомбить нас будут? Вряд ли. Побухтят-побухтят да и успокоятся. Вообще Путин выглядит в этой компании самым спортивным и физически подготовленным мужчиной. Будь на то необходимость, он действительно мог бы навалять любому из девятнадцати. И зная, сколько у русского человека комплексов неполноценности, мысль о президенте с мускулами, спортивном, трезвом и без голубых замашек как-то радостно вдохновляет. Больше того - она будит память о былых победах и зовёт к будущим.
Но на счёт спарринга Путин-Обама мы замечтались. ВВ очень сдержан, корректен и мудёр. Редко услышишь от него эмоциональную реплику. Вместо удушающего Бараку достанется витиеватый дипломатический оборот вроде: «Некоторые наши партнёры считают, что в праве единолично решать судьбу других стран».

Помощь   Правила   О сайте   Платные услуги   Реклама   Поиск
...